?

Log in

No account? Create an account

Василисины · записки


Самый длинный день в Грузии

Свежие записи · Архив · Друзья · Личная информация

* * *
Продолжение наших отпускных приключений, которые можно найти под теми же тэгами.
После замечательной поездки на Казбек мы проснулись в 4 утра, точнее проснулся англичанин от дикой боли в животе. Я уже пару дней назад заподозрила неладное, но поверила (зря) его отговоркам про "отравление". Быстренько сделав несколько тестов-пальпаций, обнаруженных в википедии, я побежала на ресепшн вызывать врача. В дополнение к положительным тестам, у мужчины имелась достаточно высокая температура. Которую он конечно тоже отрицал и "не чувствовал". Жалобно просил подождать до утра - хорошо, что я наотрез отказалась. Врача на ресепшн не вызвали, но вызвали скорую. Которая приехала очень быстро. Медики, сделав те же самые тесты, быстро погрузили нас в скорую и по булдыжной улице мы отправились в больницу. Англичанин до сих пор вспоминает как он с перитонитом подпрыгивал на булдыжниках.

Реанимация оказалась весьма на высоте. Быстро сделали анализы, пустили меня сидеть с больным, правда потом по-советски все же выпроводили - "не положено". Большая и строгая грузинская врач, спокойная, как гора. В реанимации оказались только мужчины, некоторые из которых своим состоянием шокировали музыканта (но не меня, у меня уже резистентность похоже как у врачей после собственных больничных приключений). Англичанин после того как меня выпроводили устроил забастовку, в итоге грузинские соседи по палате в один голос начали кричать "Ларису Ивановну хочу" "Верните Ларису!". Меня вернули, дали стул рядом с кушеткой, но врачи пропали. Часа через два появился один из главных героев истории, доктор Б, хирург. Потом подошел главный хирург Т. "Что кушал? Хинкали? Любишь хинкали?" Англичанин до сих пор вспоминает этот диалог и красочно воспроизводит "Любышь хинкали? хахаха". Хирургические шуточки, ага.
Надо сказать, увидев грузинских хирургов, я волноваться стала меньше, поняла, что мужчина в хороших руках. Уже после наших приключений, в Лондоне, знакомый русский врач подтвердил, что грузинская школа хирургии одна из самых лучших в бывшем союзе, и в Москве по-прежнему много представителей этой солнечной страны слывут лучшими специалистами.
Б и Т посмотрели на анализы, на больного, сказали "рэзать к чертовой матери не дожидаясь перитонита". Пока ждали подтверждения из страховой об оплате, позвали меня в свою курилку, где говорили про страховку и за жизнь. "Ну что, Лариса не-Ивановна, как Вам Грузия? Мы же любим друг друга (это про нации), а вот политики мешают. Людей увы портят системы..." Ждали звонка из страховой упорно, закончилось там, что, получив нервные смс англичанина, который уже был в серьезной боли, я с порога реанимации кричала - "Оперируйте! Быстро!", хирург Т (весьма в возрасте) быстро ускорил шаг "Хорошо-хорошо, Лариса-не-Ивановна, как скажете".
Потом все было как в тумане. Приехал Леван - просто ушел с работы и приехал проведать. Потрясающе, конечно, учитывая что мы совершенно чужие люди и знакомы два дня. Какая-то удивительная человечность и правильные ценности у этого народа. И он и мои грузинские одноклассники серьезно расстроились, что я не позвонила им ночью - "Ну почему же ты не позвонила, мы бы частную скорую вызвали, лучшую больницу нашли". А мне даже в голову не пришло беспокоить людей ночью...
Вестей не было долго - два с лишним часа, пока не спустился медбрат и не посоветовал мне идти на постоперационный этаж. Переволновалась не на шутку, знала что операция должна быть короткой, это был пожалуй самый тяжелый момент. В послеоперационном я провела еще часа три. Поговорила с Б и Т, которые рассказали мне все подробности осложнений. Спасли, и правда. Потом доктор Б, попросил очки англичанина. Хороший знак, подумалось мне. "Он говорит, хочет видеть, и особенно хочет видеть Вас. Но я сказал подождать". Опять приехал Леван, спросил ела ли я, сбегал в ресторан за курицей. Я впервые за весь день что-то съела. Поделился wifi со своего телефона. А потом просто молча сидел и ждал. Предлагал себя вместо медбрата, когда обнаружили, что англичанина не могут поднять наверх, потому что не могут найти медбрата. Мой одноклассник на телефоне из Боржоми в свой день рождения, звонил врачам, звонил нам. Другой одноклассник тоже заехал с работы поговорить с врачами. Потом наконец подняли мужчину, под морфином, с отсутствием координации - долго пытался прицелиться чтобы меня обнять.
Англичанин потом рассказывал, что происходило за сценой. Его подняли в операционный театр  -"60-х годов" по его описанию, который был совершенно пуст. Потом пришла как водится уборщица с веником, которая, обнаружив что он говорит по-русски обрадовалась: "Ой как я люблю, когда пациенты говорят по-русски! Я из Армении и не очень люблю этих грузин". Англичанину было не до юмора, он уже изнемогал от боли и спросил, когда придут врачи. "Скоро, не волнуйтесь" - сказала армянская женщина и удалилась. Потом появились хирурги и анестезиолог. И быстро усыпили его газом (в Англии этот вариант анестезии оказывается уже давно запрещен, что меня не удивляет, сама помнится чуть было не умерла после операции от неправильно подобранной дозировки).
Надо сказать, что сама больница оказалась куда хуже реанимации  - слегка отремонтированная, достаточно суровая советская больница с железными кроватями и полным отсутствием электроники. Больница при этом частная, как большинство больниц Грузии, но как нам объяснили "ремонт еще не успели доделать". Медсестра в тот вечер тоже попалась неприветливая, большая и неприступная как гора и я за ней долго ходила, чтобы убедиться, что англичанину дали все лекарства/поставили все капельницы. Все это перемежалось звонками в страховую и из страховой - не очень вменяемый офис партнеров страховщика в Москве пытался букировать нам отель на оставшиеся дни.
Сосед по палате оказался тяжелым больным, алкоголиком-дедушкой. Леван еще днем, осмотрев палату, изрек: "Да, с соседом не повезло. Ему на вид очень плохо. То есть совсем плохо". На самом деле дедушка оказался достаточно боевым. У него по очереди дежурили сыновья. В России никогда не видела дежуривших родственников, только у совсем тяжелых больных, а в Тбилиси родственники дежурили почти со всеми больными! Спали на стульях, на диванах/креслах в коридорах. От деда не отходили, один из сыновей рассказал, что уже с мая дежурит с ним по больницам по ночами, пришлось даже работу оставить, м-да... Какой-то необыкновенной доброты и вселенского смирения человек оказался, отец с ним воевал даже в своем состоянии из больничной кровати, а он спокойно сидел и слушал, иногдя правда выходил, когда уже совсем далеко дело заходило, говорил мне тихо - "он сложный человек конечно, но что поделать". Ближе к вечеру подошел ко мне и вручил Red Bull, за которым мы потом сидели и говорили за жизнь в коридоре ночной больницы в Тбилиси... Пока говорили, я пропустила смс-ку от мужчины "приходи скорей". В ужасе побежала в палату, где обнаружила очень довольного смеющегося англичанина: "Ты столько всего интересного пропустила: сначала пришла бабушка с веником, а потом другая бабушка, которая продавала трусы и носки".
Потом наступила ночь, которую я провела на стуле в около постели больного, периодически проверяя ему пульс и температуру.
Жизнь, конечно, штука непредсказуемая. В тот день мы на самом деле должны были переехать на потрясающей красоты горное озеро в Кахетию.
* * *